КЛИНИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ПСИХОПАТИЙ


Опыт изучения этой сложной формы психической патологии на кафедре психиатрии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования М3 РФ показал, что связь между клинической формой психопатий и типом ВНД больного существует, но она не так избирательна и является не жесткой, а предпочтительной. Оказалось, что одни клинические формы психопатий — возбудимая и паранойяльная — преимущественно возникают на базе сильного типа нервной системы, тогда как другие — астеническая, психастеническая, истерическая и патологически-замкнутая — главным образом, на базе слабого типа нервной системы. Но это не означает, что неустойчивая форма, например, чаще встречающаяся у «сильных типов», не может возникнуть на базе слабого типа, а патологически-замкнутая, напротив, на базе сильного. Клинический опыт позволяет выделить следующие 8 форм психопатий. Описание их начнем с форм, возникающих преимущественно на базе сильного типа нервной системы.

Возбудимая форма проявляется повышенной аффективностью больных, постоянной готовностью их к реакциям гнева и раздражения. У них наблюдается высокая чувствительность к внешним раздражениям, высокая эмоциональная возбудимость и одновременно — соответствующая аффективная реактивность. По малейшему поводу они раздражаются, начинают кричать и оскорблять окружающих, у них обнаруживаются бурные вегетативные реакции. Аффективное движение не только легко возникает, но и обычно отличается большой силой и склонностью больных к агрессивным действиям. Именно за эту огневую возбудимость их называют еще эксплозивными, взрывчатыми. Больной не только возбуждается, кричит и оскорбляет присутствующих, он может ударить, ненести побои, совершить и более тяжкое преступление. Поэтому возбудимые психопаты нередко предстают перед судом именно в связи с совершенными ими хулиганскими действиями, дебошами, оскорблениями и побоями.

Время от времени у таких субъектов и, как правило, в связи с невозможностью немедленно осуществить намеченное или достичь желаемого, на фоне повышенной аффективности возникают дисфорические состояния, со склонностью к самопорезам на руках и на груди. Впрочем иногда в таком состоянии дело доходит даже до суицида. В силу повышенной аффективности и несдержанности больные постоянно порождают конфликты, ссоры и совершают агрессивные действия. Характерно, что в этих конфликтах и собственной агрессии они всегда винят не себя, а окружающих. Так, одна из наших больных во время бытовой драки в состоянии гнева и раздражения ошпарила кипятком свою противницу, причинив ей ожоги II степени, а в последующем во всем происшедшем, в том числе и в нанесении этих телесных повреждений совершенно искринне считала виновницей не себя, а потерпевшую.

Некоторым из возбудимых психопатических личностей, наряду со всеми описанными здесь симптомами, присущи также определенная обстоятельность мышления и вообще психическая вязкость, чрезмерная пунктуальность, в связи с чем их называют эпилептоидными личностями. Термином можно пользоваться для обозначения именно данного клинического варианта, но не для всей формы, так как клиническая картина последней неизмеримо шире и поэтому адекватно и полно определяется термином «возбудимые». Черты же вязкости и педантизма встречаются лишь у этой части больных, которые, как и вся возбудимая форма, не имеют никакого отношения к эпилепсии, так как вызваны особой инертностью нервных процессов — неспецифическим собственно-патологическим церебральным расстройством, часто встречающимся при различных психическиз заболеваниях.

Паранойяльной форме психопатий свойственны такие личностные особенности как чрезвычайная переоценка собственных возможностей, подозрительность, предвзятость суждений, отсутствие должной психической гибкости, выраженная ригидность, тугоподвижность психики, складывающиеся в совершенно своеобразный характерологический профиль. Обнаруживая нередко действительно высокий интеллект и профессиональные качества, они, тем не менее, всегда переоценивают свои возможности, склонны к ортодоксальности суждений и высказыванию крайних точек зрения, на которых в силу психической ригидности они надолго фиксируются. Такие лица не считаются с мнением других, если последние расходятся с их взглядами. Из авторитетов для них существуют лишь те, которые согласуются с их взглядами, соответствуют им. В своих взаимоотношениях с окружающими они оказываются грубыми, излишне прямолинейными, теряют их расположение и быстро отталкивают их от себя.

Вследствие таких характерологических особенностей (обусловленных, главным образом, инертностью нервных процессов) у больных обнаруживается склонность к образованию сверхценных идей, каковая и является одним из важнейших симптомов паранойяльной психопатии. Не случайно поэтому именно на базе паранойяльной психопатии чаще всего формируются различные варианты психогенного паранойяльного бредообразования (или, по старой терминологии, — паранойяльного развития личности) с доминированием идей ревности, преследования, отношения, сутяжного или ипохондрического характера.

Для неустойчивых психопатических личностей чрезвычайно характерно отсутствие постоянства в склонностях, привязанностях и занятиях. Обычно такие субъекты без достаточно объективных причин в течение жизни меняют не только специальности внутри профессии, но и сами профессии на другие, совершенно не родственные, не близкие первым. Отсутствие постоянства у неустойчивых проявляется и в личных, дружеских отношениях. Они легко знакомятся с новыми людьми, в общении просты, непосредственны, синтонны и внешне доброжелательны, в связи с чем пользуются расположением окружающих. Однако их многочисленные знакомства и приятельские взаимоотношения не сопровождаются достаточным чувством внутренней обязательности и утрачиваются столь же легко и безболезненно, как и возникают.

Не менее характерными для неустойчивых психопатических личностей также являются и определенные особенности мышления, деятельности и эмоций. В силу поверхностности и эклектичности суждений они не способны к глубокому рассмотрению вопросов и фундаментальности. Как правило, они быстро, без должного анализирования фактических данных переходят от слов к действиям. Хотя внешне их поступки имеют законченный характер, воля больных оказывается несовершенной, а качество действий страдает. Происходит это в связи с определенным обеднением сложных волевых актов за счет нивелирования таких компонентов, как борьба мотивов, выбор и принятие решения, т. е. опять же в связи со снижением аналитико-синтетического уровня интеллектуального компонента сложных волевых актов.

Характерное для неустойчивых отсутствие самостоятельности, амплуа исполнителя чужих идей коренным образом отличается от внушаемости истеричных, так как здесь речь идет не об эмоциональном, внушенном восприятии чужих мыслей, а о сознательном, но не обеспечиваемом интеллектуальным контролем за восприятием чужих мыслей и их исполнением. Чаще всего этим лицам свойственно хорошее, оптимистическое настроение, некая характерологическая эйфория. Впрочем, у них возможен и пессимистический фон настроения. Особенностью их эмоций является то, что такого рода оптимистический или пессимистический фон настроения всегда связан с какими-то психогенными влияниями, но оказывается (в отличие от истеричных) чрезвычайно стойким, без каких-либо тенденций к чувственной лабильности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.