ПСИХОПАТИИ


Психопатии, так же, как и неврозы, относятся к так называемой малой или пограничной психиатрии. Это та форма психической патологии, которую, кроме того, определяют как аномалии характера, дизгармонии личности, патологические личности и др. Психопатии следует понимать как лишенные продуктивной психотической симптоматики и проявлений течения в обычном смысле слова болезненные состояния психической деятельности. Поэтому их ни в косм случае нельзя считать крайними вариантами нормальных характеров.

При распознавании психопатий, в соответствии с учением П. Б. Ганнушкина (1933), нужно руководствоваться следующими положениями:

1)    характерологическая патология при психопатиях должна быть выражена в такой степени, чтобы она более или менее грубо нарушала адаптацию индивида к окружающей его социальной среде;

2)    психопатиям свойственна тотальность характерологической патологии, при которой речь идет не об отдельных аномальных чертах характера, а о том, что личность в целом соткана из патологических характерологических свойств, и

3)    такая аномальная характерологическая структура отличается стойкостью в течение жизни пациента, малой ее обратимостью.

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Еще в первой половине прошлого века характерологические аномалии описывались в трудах J. Prichard (1835) как «моральное помешательство», Е. Esquirol (1838) как «инстинктивная мономания» и U. Trelat (1846) как люцидное помешательство. Особое направление в этих описаниях обозначилось после трактата

B.    Morel (1857) о «физическом, психическом и моральном вырождении», который оценивал любое психическое расстройство (в том числе и характерологическое) как проявление наследственного вырождения. Выделение данной характерологической патологии из аморфного понятия дегенеративных психозов по Morel способствовали труды W. Griesinger (1866) и Н. Maudsley (1868).

Однако учение о психопатиях как конкретном клиническом понятии сложилось в недрах отечественной психиатрии в связи с экспертными заключениями (на судебных процессах в отношении таких пациентов) выдающихся русских ученых-психиатров

C.    С. Корсакова (1880), В. X. Кандинского (1883) и

И. М. Балинского (1884). Рельефные описания проявлений характерологической патологии и ее научно-клинический анализ в этих заключениях были квалифицированы как конкретное болезненное состояние «психопатия». Это понятие затем быстро вытеснило термины «нравственное помешательство» J. Prichard и психическую дегенерацию Morel и широко распространилось не только в медицинской, но и в художественной литературе (очерк А. П. Чехова «Психопаты» и Н. А. Лескова «Старинные психопаты» по материалам упомянутых дел и заключений).

Заметный вклад в дальнейшее развитие учения о психопатиях внесли R. Kraft-Ebing (1890), J. Coch (1891, 1900), В. М. Бехтерев (1896) и др. Все это способствовало тому, что С. С. Корсаков в 1901 г. и Е. Kraepelin в 1904 г. выделили в своих руководствах группы психопатий в самостоятельный раздел психической патологии. Интересно, что Е. Kraepelin (1928) наряду с наследственными причинами психопатий признавал также причинную роль врожденной и иной постнатальной патологии.

Е. Kretschmer в книге «Строение тела и характер», связывая особенности характера с типом соматической конституции, в сущности, пытался обосновать соматологическое происхождение психопатических расстройств. Более того, в его понимании психопатические состояния как бы вытекают из личностных предпосылок больших психозов — шизофрении и циркулярного психоза (отсюда такие формы психотапий как шизоиды, циклоиды и т. п.). Эта эклектическая, в сущности, концепция, несостоятельная в научном плане во всех отношениях, еще не полностью изжита в мировой и отечественной психиатрии и до настоящего времени. Описанию типологии психопатических личностей способствовали и работы К. Schneider (1923).

Большой вклад в развитие учения о психопатиях внес П. Б. Ганнушкин (1933). Описав психопатии и подойдя к ним с сугубо клинических позиций, П. Б. Ганнушкин дал классическое определение психопатий как тотальных, стойких малообратимых аномалий характера, достигающих степени, нарушающей адаптацию человека с окружающей его социальной средой. Такое — научное — понимание психопатий и заложенные в нем клинические критерии их диагностики позволили четко отграничить психопатии как от неврозов, так и от крайних границ нормы, и открыли возможности изучения их клинических форм, динамики и этиологии. В последующем дальнейшей разработке учения о психопатиях в отечественной литературе способствовали труды выдающихся ученых В. П. Осипова (1931), Е. К. Краснушкина (1940), Е. А. Попова (1949), В. А. Гиляровского (1954) и в особенности — О. В. Кербикова (1962), создавшего совершенно новую в мировой психиатрии — динамическую концепцию психопатий.

Психопатические состояния в психиатрии наблюдаются довольно часто. Так, по данным Б. Д. Петракова (1970), касающимся 15 ведущих капиталистических стран в период с 1956 по 1965 г., распространенность психопатий в популяции была равна 5—26,1 больного на 1000 населения. Еще больший разброс этих показателей (за 1960—1969 гг.) — от 0,7 до 31,1 на 1000 выявлен Б. Д. Петраковым (1972) в популяции городского населения тех же стран.

Среди других психических заболеваний «удельный вес» психопатий также достаточно высок. Так, по данным О. В. Кербикова (1962) из всех больных, находящихся на учете в психоневрологических диспансерах и поступающих в психиатрические больницы, психотапия обнаруживается у 5%; по данным

Н. М. Жарикова (1977) —у 3,6 %; Е. Д. Соколова, В. И. Шумакова и др. — у 4,3 % Имеются данные [Vaillant G., Perry J., 1980] о чрезвычайно большой распространенности психопатий — до 5—15 % всего взрослого населения. Впрочем, они нуждаются в более тщательной эпидемиологической проверке. Мужчины страдают психопатиями значительно чаще (примерно в 2 раза), чем женщины, а в подростковом периоде, по данным А. Е. Личко (1979), — еще чаще (примерно в 3 раза).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.