Патология мышления


Для характеристики мышления также следует иметь в виду его речевое выражение, а именно — построение фразы при устной речи и предложения при письменной. Как известно, речь человека характеризуется словарным фондом и грамматическим строем. Установлено, что количество слов, которыми вообще пользуется данный человек, а главное — их абстрактный уровень в значительной степени отражают уровень его интеллекта. Точно так же и грамматический строй речи (как бы отражающий степень психического развития человечества) является важной характеристикой мышления данного человека.

У психически здоровых людей возможны два типа мышления: логически-ассоциативный и механически-ассоциативный. При логически-ассоциативном типе мышления в формировании своих суждений и умозаключений человек идет к поставленной цели «прямым», так сказать кратчайшим путем, т. е, путем смысловых нейроассоциаций. Предложение и фраза (при таком типе мышления) строится по законам ассоциаций, вскрывающих сложные, наиболее важные (в частности — причинно-следственные) связи между предметами и явлениями. Это — высший тип мышления, генетически, конечно, связанный с другим, механически-ассоциативным типом его. При механически-ассоциативном типе мышления формирующиеся суждения и умозаключения выражаются в предложениях и фразах, построенных преимущественно по законам механических ассоциаций, т. е. ассоциаций по сходству (созвучию, контрасту) и смежности в пространстве и времени.

Установлено, что у взрослого психически здорового человека логически-ассоциативный тип мышления является основным, ведущим, в то время как более низший по уровню — механически-ассоциативный тип преобладает у детей и у лиц преклонного возраста. В случаях же психических нарушений эти соотношения коренным образом меняются.

Ряд относящихся сюда симптомов выделяется в зависимости от изменения темпа и характера протекания мыслительного процесса.

Ускоренное мышление характеризуется облегченным возникновением ассоциаций и как бы увеличением числа новых ассоциаций, замыкающихся в данный промежуток времени. Последнее редко выявляется и чаще впечатление ускоренности мышления производит многословие, речевое и психомоторное возбуждение маниакальных больных.

Замедленное мышление — несомненная клиническая реальность. Оно проявляется уменьшением числа ассоциаций, образующихся в каждый данный момент, затруднением возникновения ассоциаций, связи идей. Латентный период речевых реакций при этом возрастает в 3—5 и даже 10 раз. Мышление у таких (обычно депрессивных) больных сводится к моноидеизму, а порой переживается больным как полная невозможность мыслить.

Тугоподвижность (вязкость, торпидность) мышления заключается в затруднении преемственности суждений по ходу мышления, перехода от одной идеи к другой. Речь и движения больных становятся замедленными.

Обстоятельность мышления проявляется в снижении, иногда полной потери способности отделять главное от второстепенного, важное от неважного, вследствие чего при выражении своей мысли больной застревает на ничего не значащих мелочах, ненужных деталях.

Закупорка мыслительного процесса (шперрунг немецких авторов) состоит во внезапном перерыве ассоциативного процесса, в остановке, обрыве мысли, невозможности восстановить прерванную мысль на фоне непомраченного сознания.

Гораздо большее значение в клинической практике имеет группа симптомов, образующихся при нарушении гармонии между грамматическим строем речи и ее содержанием и объединяемая понятием речевые спутанности.

При маниакальной речевой спутанности у больных на фоне речевого возбуждения, эмоционально насыщенного многословия явно преобладает образное мышление с очевидным снижением обобщающего уровня .понятий в связи с резким ослаблением логически-ассоциативного мышления. Вследствие резкого ослабления активного внимания и грубого преобладания внимания пассивного больные легко переходят от одной темы к другой, от одного предмета к другому, что находит проявление и в речи больных. В мышлении, в речи больных явно падает число логических смысловых ассоциаций при явном доминировании механических ассоциаций по сходству (созвучию, контрасту) и по смежности в пространстве и времени. Больные легко рифмуют, начинают писать стихи, но в связи с явным снижением генетического уровня ассоциаций суждения их становятся поверхностными, поступки необдуманными.

«Я в бога не верую, бога нет, царя не надо, председателем в колхоз — ты зачем, мой расхороший, в Ленинград меня привез. Я приехала, когда замуж первый раз вышла, он уехал и меня оставил».

Аментивная речевая спутанность свойственна дезориентированным, не осмысляющим окружающего растерянным больным с соответствующим синдромом. Речь таких больных состоит из рассказов об отдельных эпизодах прошлого, в которые включаются и фразы, относящиеся к настоящему, к оценке своего состояния. Хотя каждая из таких фраз, отражающая, главным образом, воспоминания прошлого, и закончена сама по себе, все они не связаны между собой каким-то общим целевым представлением, какой-то единой логической связью. Аментивную речевую спутанность называют еще инкогерентной или сноподобной. Последняя характеристика связана с тем, что эпизоды прошлого и настоящего (в виде отдельных фраз) в речи больного следуют друг за другом без всякой логической (и даже механической) связи, подобно тому, как отдельные сцены последовательно «проплывают» в сознании спящего человека в момент сновидения.

«Моя родина не Ленинград, а Псковская область. Что вы меня испытываете? Потом приехала какая-то машина и как она оказалась около дома, понятия не имею. На этой скорой помощи меня привезли сюда. Это мой дом родной, здесь со всеми общаюсь и живу. А можно ходить по этому коридору? Дальше я никогда не думаю. Я думаю, что прошло.»

Для атактической (шизофренической по В.П. Осипову, 1931) речевой спутанности характерно сочетание во фразе, едином предложении не координируемых между собой представлений, в норме не сочетающихся между собой абстрактных понятий и чувственно-образных представлений. Свое выражение она находит в грамматически правильной форме, так как, анализируя письменную речь больных шизофренией, всегда можно найти соответствующие члены предложения, а при слуховом восприятии они безошибочно определяются по произношению, дикции. И вместе в тем в этой грамматически правильной форме заключена бессмыслица. Такого рода сочетание несочетаемого называется атактическим замыканием. Не следует называть такую речь «разорванной», так как дело идет об ассоциативном (хотя и патологическом) речевом процессе. Тот факт, что больной, дав однажды ответ на вопрос атактической фразой, на такой же вопрос в другой беседе отвечает аналогичной фразой, но уже без атаксии, показывает, что в основе атактической речи больных шизофренией лежат не столько органические, сколько обратимые функциональные расстройства, и термин «разорванность» к ней не применим.

«Меня украли от бога маленьким ребенком в большом теле, маленькая в большом теле. Куда же выпускаете без нажатия живу? Что же ты, сволочь такая непонятная, держишь сердце во рту? Я ребенком в большом теле, на что мне мужиков? Я на солнце работала, я молением работаю, больше я ничего не знаю, молением работаем и все. Сделали как ее в телевизор гроб показывают мысленно».

При атактической спутанности нарушение связи «проникает» в саму фразу, обнаруживается между словами. При более грубом выявлении этого шизофренического распада мышления и речи такое нарушение связей, ассоциаций обнаруживается между слогами, т. е. проникает уже в слово, фонему, приводя к необычному словообразованию, неологизмам, когда первые два слога принадлежат одному слову, а последующие три — другому. При шизофреническом резонерстве речь теряет должную конкретность и определенность. Вместо адекватного четкого ответа на вопрос больной пускается в бесплодное пространное рассуждательство, так и не сообщая ничего существенного, т. е. в бесплодное мудрствование. При резонерстве нарушается координация, выявляется атаксия не внутри фразы, а между блоками фраз, т. е. как бы на другом, большем радиусе. Таким образом, в понятии атактического мышления, специфически шизофренического расстройства объединяются несколько конкретных форм речевой патологии: атактические замыкания, атактическая речевая спутанность, неологизмы и резонерство.

При хореатической речевой спутанности (наблюдаемой при глубоких сумеречных состояниях и тяжелых делириях типа острого бреда) речь состоит из междометий, отдельных коротких слов и даже слогов, бессмысленно нагромождаемых друг на друга и многократно повторяемых. Такая речь, лишенная смыслового содержания, в сущности уже утрачивает свое сигнальное значение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.