ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ПСИХОЗЫ


Инволюционные психозы — это функциональные психические расстройства, возникающие впервые после 40—45 лет жизни на фоне климакса с присущими ему соматовегетативными нарушениями и проявляющиеся своеобразными по структуре депрессивными, бредовыми и кататоническими картинами без тенденции к ослабоумливанию.

Такое их возрастное определение создает порой чрезвычайные дифференциально-диагностические трудности (так как и другие психозы, дебютирующие в этом периоде, получают возрастную окраску) и порождает оттенок проблематичности их нозологической самостоятельности. Однако их клиническая картина и характер течения отличаются такими особенностями, которые дают основание для выделения их в самостоятельную группу психозов, причем определенное значение имеет и связь возникновения психоза с патологическим климаксом. Клинический опыт показывает, что эти психозы возникают на фоне начинающегося или развернутого климакса либо уже на фоне менопаузы. Даже нерезкие явления начального климакса (в биде изменения интенсивности и продолжительности менструаций при еще сохраненном их ритме) уже могут свидетельствовать об инво-лютивных сдвигах в ЦНС, в частности — в коре головного мозга и гипоталамических структурах. Прекращение же менструаций, менопауза еще не означает прекращения инволютивных сдвигов в ЦНС или же нормализации ее функций, нарушенных вследствие климакса. Именно поэтому возникновение указанных психозов на различных этапах климактерия (чаще всего у женщин) свидетельствует о связи этих психозов с патологическим климаксом.

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Инволюционная депрессия и пресенильный бред ущерба были выделены Е. Kraepelin в 1896 г. в процессе разработки и создания им нозологической систематики в психиатрии. К первой форме он относил меланхолии, возникающие впервые после 45 лет жизни, отличавшиеся особой психопатологической структурой и сплошным неблагоприятным течением. Но после широкой критики его концепции и особенно после работ S. Thalbitzer (1905) и G. Dreyfus (1907) Е. Kraepelin (1907) меняет свое мнение по этому вопросу, уже не считая инволюционную меланхолию самостоятельной болезнью, и включает ее в широкие рамки маниакально-депрессивного психоза. Вслед за Е. Kraepelin на такую же позицию встали многие немецкие и русские исследователи— G. Specht (1907), Hiibner (1907), Е. Stransky (1919), В. М. Муратов (1910), С. А. Суханов (1911) и др. Но немало ученых продолжали отстаивать самостоятельность инволюционных психозов: Gaupp (1905), Seelert (1913), Albrecht (1914), F. Kehrer (1921), E. Bleuler (1923), Ф. E. Рыбаков (1917) и др.

Более устойчивым в нозологический систематике психических болезней оказалось положение инволюционного бредового психоза, этапами развития которого следует считать пресенильный бред ущерба Е. Kraepelin (1896), инволюционную паранойю К. Kleist (1913), Seelert (1913), инволюционную парафрению Albrecht (1914) и Serco (1919). Именно последнему принадлежит заслуга описания маломасштабного характера бреда при этом психозе.

Ожесточенная дискуссия о нозологической сущности инволюционных психозов разгорелась в предвоенные и в послевоенные десятилетия. М. П. Андреев (1928), П. Д. Фридман (1934), А. 3. Розенберг (1939) не признавали самостоятельности инволюционных психозов. М. И. Полибина (1935), С. Г. Жислин (1949), Н. Г. Давыдова (1968) рассматривают их как своеобразные формы реактивных состояний на патологически измененной почве. Большинство же отечественных ученых — П. Б. Ганнушкин (1933), В. А. Гиляровский (1954), О. В. Кербиков (1955), А. В. Снежневский (1958), И. Ф. Случевский (1957), Ф. И. Иванов (1974), Н. Ф. Шахматов (1979) и др. — признают их нозологическую самостоятельность. Вместе с тем в драматической судьбе инволюционных психозов еще не сказано последнее слово. За последние десятилетия ряд зарубежных ученых [Angst J., 1952; Leonhard К., 1957; Kielholz P., 1959] не признают самостоятельности этих психозов. Из российских психиатров такого мнения жестко придерживаются Э. Я. Штернберг (1979) и его сотрудники [Щирина М. Г., Гаврилова С. И., 1979].

И все же клиническая практика доказывает нозологическую самостоятельность инволюционных психозов, которая зиждется на определенных особенностях и своеобразии клинической картины и течения таких психозов, возникающих всегда в связи с патологически протекающим климаксом. Эта связь с климаксом выявляется также в своеобразии вегетативных и соматических изменений, наблюдающихся при всех формах инволюционных психозов.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ

В связи с расхождением во взглядах на диагностику инволюционных психозов данные об их распространенности в отечественной психиатрической литературе (по разным формам) колеблются в весьма широких пределах. Так, если В. JI. Ефименко (1969, 1975) среди депрессий позднего возраста выявляет инволюционную меланхолию в 21,4 % случаев, то Э. Я. Штернберг и М. JI. Рохлина (1970) — выявляют ее лишь в 5,5 % случаев. Примерно так же обстоит дело и со статистическими показателями по инволюционным бредовым психозам, которые Б. А. Лебедев обнаруживает среди бредовых психозов позднего возраста в 30 % случаев, а Н. Ф. Шахматов — лишь в 1,8 % всех больных старше 65 лет, поступивших в московскую психиатрическую больницу им. П. Б. Ганнушкина за десятилетие с 1954 по 1963 г. Однако это не снижает большого значения этого контингента больных в психиатрической практике.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.