СОЗИДАНИЕ И РАЗРУШЕНИЕ КОСТНОЙ ТКАНИ


Взаимоотношения между созидающим и разрушающим фактором, Между прибылью и убылью кости, качественная и количественная сторона созидания и разрушения в самых разнообразных комбинациях определяют Каждую отдельную болезнь в ее рентгенологическом изображении. Более или менее определенная сложная игра созидающего и разрушающего начала характеризует рентгенологическую картину в каждом отдельном “случае, и задача рентгенолога сводится в значительной степени к тому, чтобы разобраться в этих двух основных процессах. Рентгенолог поэтому должен быть хорошо знаком с теми макроскопическими и микроскопическими явлениями, которые протекают в костной ткани при созидании и разрушении ее.

Существует много определений понятия „жизнь”. Наиболее правильное — это старое диалектическое определение: „Жизнь — это созидание, жизнь — это разрушение”. „Жизнь прежде всего состоит в том, — пишет Ф. Энгельс, — что данное существо в каждый данный момент представляется тем же и чем-то иным. Следовательно, жизнь точно так же есть существующее в самих вещах и явлениях, вечно создающееся и разрешающееся противоречие, и как только это противоречие прекращается, прекращается и жизнь, наступает смерть”. Ярко и точно говорит об этом Д. И. Писарев: „Жизнь — не что иное, как движение, переход из формы в форму, постоянное неугомонное превращение, разрушение и созидание, следующие друг за другом и вытекающие друг из друга”.

„Развитие есть „борьба” противоположностей”. Развитие и нормальная жизнь кости есть постоянная борьба противоположных явлений, Непрерывная борьба созидательного и разрушительного процесса, происходящего в ее веществе, непрерывная перестройка кости, непрекращающая-tя убыль и прибыль костной ткани, все время происходящие изменения •дегенеративные — катапластические и регенеративные, репаративные — анапластические.

Костная ткань — чрезвычайно живая, переменчивая, лабильная ткань. Теперь можно точно заявить, что ни одна система, за исключением разве только циркулирующей крови, не подвержена таким глубоким и, главное, быстрым сдвигами изменениям, как костная. Кости долго и упорно рассматривались в медицине и в быту как самая инертная система, назначение которой заключается лишь в чисто механической крепости. Еще Вирхов считал кости „неизменной субстанцией”, „законченнымпродуктом”. И только Конгейм (Cohnheim) в 1889 г. впервые блестяще доказал, что и костная ткань, как все прочие ткани, у живого человека непрерывно живет, обновляется.

Однако лишь в наши дни благодаря замечательным новым методическим возможностям удалось особенно убедительно и наглядно представить и по достоинству Уценить всю живость и интенсивность обменных явлений в костной ткани, непрерывно

происходящее обновление состава костей. Так, например, Лериш и Юнг показали, что уже через 10 минут после введения в кровь морской свинки гормона паращитовидных желез заметно повышается содержание кальция в крови.

Особенно плодотворной и богатой оказалась для этих целей методика радиоактивных индикаторов, т. е. изучение обменных явлений между жидкими средами организма и костной тканью при помощи меченых атомов. По Хевеши (Hevesy), кость, образующаяся в живом организме, содержащем меченый фосфор, становится радиоактивной, так как основным источником фосфора кости является фосфор циркулирующей крови. Сравнивая при помощи точных и весьма чувствительных измерительных приборов радиоактивность минерального фосфора растущего организма с радиоактивностью неорганического фосфора в плазме крови, можно получить ясное представление об интенсивности минерализации, совершающейся в костной ткани после введения радиоактивного вещества. Хевеши и сотрудники показали, что скорость обновления у молодых растущих животных и у животных с уже сформировавшимся скелетом неодинакова. Эта скорость также находится в зависимости от различных отделов кости — в эпифизах обновление происходит интенсивнее, чем в диафизе. Так, например, у кроликов в эпифизах бедер и большеберцовых костей в 50 дней обновляется 29% всего минерального состава, а в диафизах замещается всего 7% минеральных компонентов. Если в лимфатический мешок лягушки вводить физиологический раствор с ничтожным количеством меченого фосфорнокислого натрия, то уже через 5 минут после инъекции можно обнаружить в большеберцовой кости ничтожные количества меченого фосфора. У несущейся курицы при образовании скорлупы яиц происходит мобилизация минеральных веществ из скелета. Во время беременности имеет место перенос кальция и фосфора из костей и зубов матери в ткани развивающегося плода. Точных сведений о скорости обновления солей у человека при нормальных условиях еще не имеется, радиоактивный фосфор применялся для изучения фосфорного баланса у человека при рахите. Известно, что больше 60% скелетного кальция новорожденного ребенка откладывается в его костях в течение последних двух месяцев его внутриутробного развития.

Необходимо поэтому внести серьезный корректив в те устаревшие и в корне порочные представления о кости, которые вкоренились в наше сознание при анатомическом изучении скелета и выражаются в слове „окостеневший”. Мацерированная мертвая хрупкая сухая кость дает превратное представление о живой кости, богатой кровью, сочной и эластичной. Несмотря на свою твердость, плотность, крепость и другие физико-механические свойства, костная ткань — это не застывшая ткань, она вся в динамике, лабильна, она беспрестанно меняется и обновляется. Кость обладает удивительной способностью перестраиваться, трансформироваться, она принадлежит к легко функционально приспосабливающимся, наиболее энергично регенерирующим органам. При патологически изменившихся условиях статики и динамики скелета (например, при анкилозах, артроде-зах, резекциях, консолидации переломов с большим смещением отломков и пр.) целые длинные трубчатые кости перестраиваются и совершенно меняют свою внешнюю форму и внутреннюю архитектонику. Кость — это единственная ткань, которая может полностью восстанавливаться после повреждения, например после перелома, или разрушения ее, после некроза. Лучше всего изменчивость живой кости иллюстрируется примером нормального физиологического роста кости — целая бедренная кость новорожденного может быть помещена в костно-мозговой канал бедра взрослого человека; это показывает, что необходимо полное разрушение для созидания нового.

Костная система никоим образом не может быть рассматриваема и понята оторванно от всего организма, ее жизнедеятельность при нормальных и патологических условиях протекает в неразрывной взаимосвязи с организмом как целым и другими системами органов. Конечно, кости — это прежде всего удивительно прочный каркас, механический остов для всего человеческого организма, сложная расчлененная рычаговая система для опорно-двигательного аппарата, это броня и надежная защита для легко уязвимых мозга и его оболочек, легких и сердца, для внутренних: и тазовых органов.

Но, разумеется, скелет — это не только механическая система рычагов в комплексе органов устойчивости и движения, непостижимая, если ее лишить мускулатуры и иннервации. Ведь система костей — это и важнейшее депо для минеральных солей, или, по выражению И. П. Павлова, один из важнейших „магазинов тела”. 99% всего кальция человеческого организма содержится в скелете и только 1% —в сыворотке крови, в мышцах и в других мягких тканях. Кальций составляет около 2% веса взрослого. Та роль, которую для жиров играет рыхлая соединительная ткань, для солей выпадает на долю костной ткани. Из этого склада, или амбара, совершенно необходимые для основных жизненных отправлений, особенно же для функции мышечной системы, соли кальция поступают в обиход, когда прекращается их введение извне или когда их приход недостаточен. Участие костного аппарата в солевом обмене, в первую очередь в обмене кальциевом и фосфорном, теснейшим образом связывает его со всеми другими звеньями в цепи солевого режима организма, особенно с органами пищеварения и выделения, с эндокринной и нервной системой. Отсюда и большая зависимость костяка от внешних факторов, как, например, от нарушений пищевого режима — чрезмерного питания, частичного голода, гипо- и авитаминозов. Установлены тесные функциональные связи костной системы с системой кожных покровов. Вмещая в себе огромный по своему суммарному весу и общей массе орган — костный мозг, который в 2—3 раза превышает вес и объем печени, кости неотделимы от нормальной и патологической кровотворной и ретикуло-эндотелиальной системы. Костный аппарат связан сложными взаимными связями с так называемыми органами чувств. Входя в то же время важной составной частью в аппарат рабочей силы человека, скелет находится под влиянием социально-бытовых, трудовых и особенно профессиональных факторов. И, наконец, все это координируется и регулируется центральной нервной системой, находится под управлением корковых механизмов.

Участие костной системы при тех или иных болезнях, естественно, весьма различно. В одних случаях костные изменения (как, например, и кожные) являются ведущими и преобладающими и придают определенную окраску всей клинической картине. Эти болезни безоговорочно называются костными. Такова — один только пример — болезнь Педжета. В других же случаях патологические сдвиги в костной системе более или менее ограничены и подчинены изменениям других систем и органов, и тогда эта группа болезней лишь условно может быть названа костной болезнью или вообще причислена к костным болезням — это скорее всего костные проявления или даже костные осложнения. В качестве примеров укажем на гиперпаратиреоидную остеодистрофию или миеломатоз. Поэтому неизбежно рентгенологическая картина состояния костей может оказаться в клинических условиях весьма различной по всему своему значению, и рентгенологическая картина сама по себе явно недостаточна для широкого или всестороннего понимания сущности многосистемной болезни, например рахита. Но, с другой стороны, при квалифицированном понимании роли костной системы она может в какой-то степени служить зеркалом, отражающим нормальные и патологические процессы в других органах, системах и во всем организме в целом, костная система может быть при умелом подходе использована как ключ к расшифровке ряда нарушений, например эндокринных, обменных, нервных и пр. По всем этим соображениям традиционное противопоставление костной системы внутренним, паренхиматозным органам сейчас больше не оправдано — костная система должна рассматриваться в клинических условиях, разумеется, с учетом ее специфики, так же, как и всякая другая система „мягких органов”. Таким образом, подход к костной системе в нормальных и патологических условиях как к чему-то изолированному в человеческом организме, в отрыве от всех многочисленных влияний внутренней и внешней среды,, как к чему-то автономному, самостоятельному и самодовлеющему, не связанному с функциями других органов, систем и всего целостного человеческого организма, — это в принципе механическая односторонность, антинаучная реакционно-идеалистическая философская ошибка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.