Расстройства эффективности


Эмоциональная гиперестезия — это возникающее по несущественному поводу сильное чувство, глубоко охватывающее личность больного, овладевающее больным, который сосредоточивается на этом чувстве и начинает жить им.

Возникающие в подобных случаях чувственно-образные представления оказываются эмоционально сильно окрашенными, а переживания больных — чувственно насыщенными. Активность же больных в направлении основных, главных социальных и биологических интересов и потребностей в связи с чувственной гиперестезией ослабевает, существенно снижается.

Чувственная тупость — расстройство эмоций, наблюдающееся при шизофрении.

Она проявляется сначала нерезким, едва заметным, а затем уже и явно выраженным ослаблением чувств любви и привязанности к близким и дорогим лицам и прежде всего — к родителям. Одновременно все более ослабевают профессиональные интересы больных, их индивидуальные склонности и излюбленные занятия («хобби»). Для этого симптома характерно неуклонное нарастание ослабления чувств к самым близким и дорогим лицам, т. е. в местах их наибольшего «накала», что является спецификой чувственной тупости, отличающей ее от всех других случаев выраженной эмоциональной патологии.

Наряду с указанным ослаблением чувств у больных также проявляется и эмоциональная неадекватность, которая заключается в качественном несоответствии эмоциональных реакций и поведения больного по отношению к раздражителям, т. е. конкретным обстоятельствам и поступкам окружающих людей. Это проявляется в мимике и пантомимике больного, которая, отражая его эмоциональную реакцию, приобретает противоположный характер по отношению к внешним воздействиям. Одни больные в ответ на заботу и ласковое слово близких, на участливое внимание и сердечность врача обнаруживают раздражение, неприязненно-недоброжелательную эмоцию; другие в ответ на теплую заботу матери или отца наносят им удар, а при их огорчении и страдании громко смеются и т. п. Все это сказывается и на выражении лица больных. Именно этим объясняются часто наблюдаемые в начале болезни недоброжелательство, неприязнь и даже ненависть больных по отношению к родителям. Таким образом, чувственная тупость проявляется сложным переплетением признаков как ослабления чувств, так и их неадекватности.

Для чувственной тупости характерно параллельное ослабление, постепенное притупление не только высших чувств, но и низших эмоций, связанных с инстинктивными потребностями. У больных, наряду с резким ослаблением чувств долга, эстетических, морально-этических и других высших потребностей, одновременно обнаруживается и ослабление низших эмоций, что проявляется их удивительной «терпимостью» к болевым и термическим воздействиям, слабостью пищевых и половых безусловных рефлексов. Сами инстинктивные потребности сохраняются, но они не сопровождаются эмоциональным резонансом организма, заинтересованностью больного в конкретной ситуации. В противоположность эмоциональной гиперестезии (где эмоциональная окраска представлений резко усилена) при чувственной тупости возникающие как в связи с высшими, социальными потребностями, так и в связи с внутренними «органическими» ощущениями представления оказываются слабо окрашенными, либо совершенно не сопровождаются общей чувственной реакцией больного. В структуре чувственной тупости уже явно преобладает чувственный дефицит, что проявляется отсутствием интереса у больных при беседе на любые жизненно важные для них вопросы, безразличием их к своей наружности и одежде, к многолетнему пребыванию в психиатрической больнице и др. Ни в безразличной интонации их голоса, ни в равнодушной, бесцветной мимике и пантомимике собеседник не улавливает живого чувственного переживания.

Чувственное оскудение, наблюдающееся при грубоорганических процессах в головном мозге, по своей феноменологии резко отличается от эмоциональной тупости. При чувственном оскудении (соответственно динамике болезненного процесса) наблюдается постепенное и неуклонное ослабление высших чувств. Человек, ранее живо интересовавшийся вопросами своей профессии, теряет этот интерес; отец семейства, ранее отличавшийся большой заботой о своих близких, беспокоившийся об их благополучии, отличавшийся высокими моральными качествами, постепенно утрачивает последние и теперь уже, напротив, отличается беспечностью, беззаботностью, бестактностью, а порой даже бесстыдством. По мере ослабления высших чувств при эмоциональном оскудении низшие чувства не только не ослабевают, но обостряются, усиливаются и занимают доминирующее положение в переживаниях больного, определяя его интересы, склонности и занятия. Обычно чем заметнее слабеют высшие чувства, тем ярче выявляются, обнажаются низшие пищевые, самозащитные, половые и иные эмоции, и больной все свои силы и время посвящает их удовлетворению. Все это коренным образом меняет его личность.

Эмоциональное оскудение, таким образом, по своей структуре явно отличается от тупости, так как при нем нет тотального поражения всей чувственной сферы (т. е. высших и низших чувств). Здесь избирательно ослабевают и в конечном счете нивелируются (в связи с первичной гибелью коры при органических процессах) лишь высшие чувства с обнажением, заострением низших эмоций. Клинический опыт показывает, что больные с эмоциональным оскудением, будучи в формальноинтеллектуальном отношении неизмеримо ниже больных с тупостью, в практическом отношении оказываются куда более приспособленными, так как в пределах (низшей) эмоциональной охваченности у них обнаруживается заинтересованность в конкретной ситуации и развивается соответствующая активность.

Патологический аффект — бурная эмоциональная реакция гнева, внезапно возникающая в ответ на ничтожные (а порой — и соответствующие) раздражители и сопровождающаяся агрессивными Действиями на раздражитель. Протекает стремительно на фоне сужения сознания с утратой психологически понятной связи между силой, патологическим качеством эмоции и характером вызвавшего ее раздражителя. Принципиально отличается от физиологического аффекта («сильного душевного волнения»), при котором нет признаков помрачнения сознания и налицо психологически понятная связь между сильным эмоциональным душевным движением и вызвавшим его раздражителем.

Повышенная эффективность — легкое возникновение по адекватному (хотя порой и незначительному) поводу сильных аффектов гнева и раздражения, сопровождающихся криком, бранью, оскорблением окружающих и даже агрессией. Обычно она наблюдается при психопатиях, неврозоподобных и психопатоподобных состояниях, возникающих при последствиях черепно-мозговых травм, специфических и неспецифических нейроинфекциях и др.

Эмоциональная лабильность — легкое возникновение по несущественному поводу довольно поверхностных, неглубоких, не захватывающих личность на всю глубину чувств, которые к тому же оказываются нестойкими и легко сменяются на противоположные. Такие эмоциональные расстройства наблюдаются при сосудистых заболеваниях головного мозга (гипертонической болезни, церебральном атеросклерозе), при неврозах и неврозоподобных состояниях. У таких больных легко, по ничтожному поводу формируется чувство радости с сентиментально-экзальтированным оттенком, которое вскоре (и тоже по малейшему поводу) сменяется отрицательным чувством с оттенком огорчения, обиды и даже внутреннего упадка. Но и эта эмоциональная реакция быстро редуцируется и так многократно в течение дня.

Раздражительная слабость аффекта — экстренно формирующаяся (в условиях адекватных субординационных отношений) яркая эмоциональная реакция обиды, оскорбления, отвержения, отказа от исполнения приказа или предложения, сопровождающаяся возгласами протеста и бурной жестикуляцией. Однако быстро (в течение считанных минут) она сменяется полным примирением с ситуацией и принятием ее как необходимости, что сопровождается чувством раскаяния и даже — слезами.

Слабодушие, или эмоциональная слабость, состоит в легком формировании ярких, довольно глубоких как положительных чувств до степени эйфории, так и отрицательных до слез, которые возникают по существенному и несущественному поводам. Однако и те и другие оказываются нестойкими и быстро сменяют друг друга. Сходство с чувственной гиперестезией оказывается только внешним, так как там эти чувства оказываются глубокими и стойкими, а при слабодушии — нестойкими; при эмоциональной лабильности — также налицо нестойкость, но чувства там поверхностные. Вообще это расстройство, столь свойственное сосудистым мозговым процессам, правильнее называть как слабодушие в узком смысле слова, так как все три последние симптома (эмоциональная лабильность, раздражительная слабость аффекта и слабодушие в узком смысле слова) представляют собой различные по степени выраженности последовательные этапы единого чувственного расстройства — эмоциональной слабости или слабодушия в широком смысле слова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.