ВОЗМОЖНОСТИ ОСТЕОПАТИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ


СИНДРОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ И ГИПЕРАКТИВНОСТИ

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — сложная медико-социальная проблема, исследованию которой посвящено множество научных работ. Современный подход к лечению детей с этой проблемой подразумевает использование и остеопатического метода лечения. Три исследования, результаты которых приводятся ниже, описывают СДВГ в контексте остеопатического подхода в диагностике и лечении данной патологии, уделяя особое внимание биомеханическим аспектам патогенеза, остеопатическим методикам коррекции.

Первая работа — это совместное исследование автора и Л. А. Ясюковой (2002—2008). Работа проводилась на базе Санкт-Петербургского государственного университета, Института остеопатии, Лаборатории социальной психологии, НИИ комплексных социальных исследований.

Авторы работы характеризуют СДВГ как медико-социальную проблему, лечением которой занимаются врачи различных специальностей, но, к сожалению, делают это изолированно.

Во время родов повреждаются различные компоненты кра-ниосакральной системы, а следовательно, и нервная система внутри нее, что мешает нормальному созреванию структур головного мозга и его функционированию. По данным V. М. Frymann (1996), из 1250 обследованных новорожденных только у 12,56% детей не было выявлено нарушений ПДМ. У 58,32% новорожденных нарушения ПДМ не имели клинических проявлений в первые дни жизни. Головной мозг — контролер и координатор всех видов активности человеческого организма, поэтому очень важно как можно раньше гармонизировать краниосакральную систему ребенка. Исследования интегративной деятельности мозга показали, что к моменту рождения у ребенка в достаточной степени сформированы основные механизмы системной интеграции активности мозговых структур [Цицерошин М. Н., 1997]. Однако интенсивный синаптогенез начинается в основном после рождения ребенка. Если при этом не создаются необходимые предпосылки для реализации потенциальных возможностей развивающегося мозга, то невостребованные морфофункциональные заготовки связей подвергаются своеобразной атрофии [Максимова Е. В., 1990; Innocenti С. М. et al., 1986]. При остеопатическом подходе к лечению СДВГ, в отличие от методов традиционной неврологии, не только делается попытка нормализовать регуляторные мозговые процессы и, как следствие, поведение ребенка, но и производится воздействие на организм в целом, создаются условия для гармонизации функционирования всех его составляющих. Медицинская проблема решается не на уровне дефектной структуры — воздействие осуществляется с учетом особенностей организма в целом [Ясюкова Л. А., Новосельцев С. В., 2007; 2008].

С другой стороны, изолированное остеопатическое лечение, заключающееся в коррекции и уравновешивании краниосакральной и мышечно-скелетно-фасциальной систем, также может не дать стойких положительных результатов. Данные многолетнего сотрудничества автора с психологами легли в основу разработки схемы совместного ведения пациентов с СДВГ остеопатом и психологом. Научной новизной данной работы является проведение комбинированного лечения (остеопатическое лечение + психологическая коррекция), а также создание для детей определенного энергосберегающего режима. Можно утверждать, что помимо остеопатического лечения необходима специальная психологическая работа с ближайшим окружением ребенка, нормализация взаимоотношений в семье, минимизация учебных и, особенно, внеучебных нагрузок, сокращение интенсивности общения и обеспечение здорового образа жизни. Попытки прямого формирования самоконтроля с использованием бихевиоральной терапии, разработанной системы поощрений и наказаний, а также интенсивные занятия спортом, как показывали наблюдения за процессом лечения, давали минимальный положительный результат, а нередко приводили и к ухудшению самочувствия и поведения ребенка.

В исследовании принимали участие дети младшего школьного возраста, страдающие СДВГ. Одну группу составляли дети (n=17), которым в период лечения был обеспечен энергосберегающий образ жизни и спокойная социальная обстановка. Вторую группу составляли дети (n=10), родители которых не смогли (или не посчитали нужным) снизить нагрузки и создать спокойную семейную обстановку. Эти дети продолжали посещать музыкальные кружки и спортивные секции, брали дополнительные уроки иностранного языка, занимались с логопедом, оставались в школе в группе продленного дня, а для коррекции поведения родители использовали методы бихевиоральной терапии, которые рекомендуются сегодня большинством зарубежных и отечественных психологов, консультирующих по проблемам СДВГ.

Эффективность лечения детей оценивалась не только по положительным изменениям в поведении, которые отмечались родителями и педагогами, но и с помощью объективного теста, измеряющего произвольное внимание. Для этой цели использовали переработанный и адаптированный к данной возрастной группе стимульный материал теста Тулуз-Пьерона [Ясюкова Л. А., 2007; 2008; 2009]. Измерения проводились перед началом остеопатического лечения и далее с интервалом в полгода в течение 2—3 лет. Контрольную группу составляли здоровые дети соответствующего возраста (n=25). До начала лечения значение коэффициента произвольного внимания у всех детей, страдающих СДВГ, колебалось от 0,75 до 0,86 и в среднем составляло 0,792. В соответствии с разработанными ранее нормативами [Ясюкова Л. А., 1997; 2002], это означало несформированность, полное отсутствие произвольного внимания. Дети контрольной группы имели полноценно сформированное произвольное внимание, коэффициент внимательности был равен 0,964.

На начальном этапе лечения положительные сдвиги были отмечены у всех детей. Однако некоторые различия в поведении и выполнении теста Тулуз-Пьерона между детьми выделенных двух групп появились уже с первого контрольного замера, проводившегося через полгода, но они не достигали уровня статистической достоверности. Через год произвольное внимание детей первой группы фактически сравнялось с тем, которое характерно для здоровых детей (К=0,958; различия со здоровыми детьми не достоверны), выровнялись также и поведение, и учеба. Произвольное внимание детей второй группы оставалось на средне-слабом уровне в течение 2—3 лет наблюдения и улучшений не отмечалось (К=0,923; различия в значениях коэффициента внимательности со здоровыми детьми и детьми первой группы достоверны). У детей второй группы сохранялись также проблемы в учебе (отвлекаемость на уроках, ошибки по невнимательности и пр.), в поведении (непослушание, конфликты, ссоры в школе и в семье), у половины детей появились отклонения в эмоционально-личностном развитии.

Полученные в ходе исследования результаты позволили сделать следующие выводы:

  1. Возможности современных методов нейровизуализации и психологического тестирования позволяют не только уточнить диагноз СДВГ, но и объективно контролировать ход лечения.
  2. Дети с СДВГ нуждаются в неотложном остеопатическом лечении мышечно-скелетно-фасциальной и, в первую очередь, краниосакральной системы организма.
  3. Дети с СДВГ нуждаются в психологической коррекции, как неотъемлемой части лечения.
  4. Активные энерготраты, подвижные игры, спорт, разнообразные развивающие и репетиторские занятия, а также тренинги внимания и самоконтроля, последовательная требовательность и строгость со стороны родителей, воспитательная коррекция поведения с помощью системы поощрений и наказаний не усиливают, а снижают положительный эффект лечения СДВГ.
  5. Обеспечение энергосберегающего образа жизни, размеренный режим дня, совместное выполнение бытовых обязанностей и помощь в выполнении учебной деятельности, снижение внешкольных нагрузок и минимизация группового общения оптимизируют процесс лечения и приводят к стабилизации положительного эффекта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.