Эффективность агомелатина при меланхолической депрессии.


Число больных в подгруппах с меланхолической и немеланхолической депрессией было сопоставимым. Основные социодемографические и клинические характеристики этих подгрупп приведены в таблице 4.

Анализ результатов сравнительного исследования в этих подгруппах больных показал более высокую эффективность препарата при меланхолической депрессии. Как видно из рис. 30, при меланхолической депрессии большее число больных отреагировали на терапию агомелатином и достигли ремиссии, хотя статистической значимости эта тенденция не достигла.

Таблица 4. Основные социодемографические и клинические характеристики в подгруппах больных с меланхолической и немеланхолической депрессией

Таблица 4. Основные социодемографические и клинические характеристики в подгруппах больных с меланхолической и немеланхолической депрессией


Рис. 30. Соотношение респондеров и больных с ремиссией при меланхолической и немеланхолической депрессии через 6 недель терапии агомелатином (LOCF)

Рис. 30. Соотношение респондеров и больных с ремиссией при меланхолической и немеланхолической депрессии через 6 недель терапии агомелатином (LOCF)


По скорости развития тимоаналептического эффекта агомелатина эти группы практически не различались между собой. Статистическая значимость редукции суммарного балла ШГ в обеих группах достигалась на 2-й неделе терапии, однако, к концу курса терапии при меланхолической депрессии, в отличие от немеланхолической, средние значения этого показателя были близки к уровню ремиссии (рис. 31).
Рис. 31. Динамика суммарного балла ШГ при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином

Рис. 31. Динамика суммарного балла ШГ при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином


Анализ отдельных показателей ШГ в выборках меланхолической и немеланхолической депрессии показал следующее. Показатель „гипотимия“, отражающий ядерный симптом депрессии, редуцировался несколько быстрее и более отчетливо при меланхолической депрессии, хотя в обеих группах статистическая значимость его редукции достигалась в одни и те же сроки — на 3-й неделе терапии (рис. 32).
Рис. 32. Динамика показателя ШГ „Гипотимия" при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином

Рис. 32. Динамика показателя ШГ „Гипотимия» при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином


Симптоматика тревоги оказалась более чувствительной к терапии агомелатином у больных немеланхолической депрессией, по сравнению с меланхолической. Редукция показателя ШГ „психическая тревога» в выборке больных с немеланхолической депрессией достигала статистической значимости на 14-й день терапии, а у больных с меланхолической депрессией — на 21-й (рис. 33). Эти данные согласуются с результатами анализа противотревожного действия агомелантина при атипичной депрессии.

Заторможенность у больных меланхолической депрессией оказалась наиболее устойчивым симптомом к действию агомелатина. На первом этапе терапии отмечалась даже некоторое увеличение ее выраженности, клинически проявляющееся в усилении жалоб на физическую вялость, медлительность. Статистическая значимость редукции показателя ШГ „заторможенность» в этой группе
больных достигалась только к концу курса терапии на 42-й день. В группе немеланхолической депрессии этот показатель редуцировался на более ранних сроках — на 2-й неделе лечения (рис. 34).

Рис. 33. Динамика показателя ШГ „Психическая тревога" при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином

Рис. 33. Динамика показателя ШГ „Психическая тревога» при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином


Рис. 34. Динамика показателя ШГ „Заторможенность" при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином

Рис. 34. Динамика показателя ШГ „Заторможенность» при меланхолической и немеланхолической депрессии в процессе терапии агомелатином


Таким образом, не только общая эффективность агомелатина при меланхолической депрессии оказалась более выраженной, чем при немеланхолической, но также, у этой категории больных препарат действовал быстрее и приводил к формированию более полноценной ремиссии. Эти различия определялись, прежде всего, преимущественным действием препарата при меланхолической депрессии на „ядерный“ симптом — гипотимию. Клинически у большинства больных, начиная с 3-й недели терапии, уменьшалась выраженность тоски, сглаживались суточные колебания, улучшался аппетит. Меньшая эффективность агомелатина на такие составляющие синдрома как тревога и заторможенность при меланхолической депрессии в сравнении с немеланхолической, вероятно, объясняется большей тяжестью и устойчивостью этих симптомов при меланхолической депрессии по сравнению с немеланхолической.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.