Эффективность агомелатина при атипичной депрессии


Как видно из таблицы 3, субпопуляции больных АТ и Т были сопоставимы по основным клинико-демографическим показателям.

Общая эффективность терапии агомелатином больных с атипичной депрессией была достаточно высокой. Как видно из рис. 23, уже на 14-й день терапии эффект был достигнут у 42,9% больных, а у 38,1 % пациентов на 21 -й день была достигнута ремиссия. К концу терапии у 47,6 % больных наблюдался положительный эффект терапии и у такого же числа – ремиссия. Эти показатели позволяют сделать вывод о достаточно быстром действии агомелатина у этой, обычно торпидной к терапии, категории больных.

Этот вывод подтверждается также и анализом динамики суммарного балла ШГ, статистически достоверная редукция которого наблюдалась, начиная с 7 дня терапии (рис. 24).

Больные с атипичной депрессией реагировали на терапию агомелатином быстрее, чем остальные больные из общей группы. Эти различия были особенно ощутимыми, хотя и не достигающими статистической значимости, на 14-й день терапии, когда число респондеров в группе АТ составляло 42,9 % против 25,7 % в группе Т (рис. 25).

Таблица 3. Сравнительные клинико-демографические характеристики в подгруппах больных с атипичной депрессией (АТ) и типичной депрессией (Т)

Таблица 3. Сравнительные клинико-демографические характеристики в подгруппах больных с атипичной депрессией (АТ) и типичной депрессией (Т)


Клинически у больных с положительным эффектом терапии в группе АТ отмечалось уменьшение характерных для них чувства внутренней напряженности, тревоги, повышенной фрустрации во внутрисемейных взаимоотношениях, улучшение сна. В значительной степени нивелировались ощущения „утренней разбитости”, сонливости, „свинцовой тяжести” в области конечностей и фиксированность на этих переживаниях. Пациенты отмечали быстрое и существенное улучшение работоспособности и социального функционирования.
Рис. 23. Процентное соотношение респондеров и больных с ремиссией  при лечении атипичной депрессии агомелатином

Рис. 23. Процентное соотношение респондеров и больных с ремиссией
при лечении атипичной депрессии агомелатином


Рис. 24. Сравнительная динамика показателя суммарного балла ШГ у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной" (N=35) депрессией в процессе терапии агомелатином (LOCF)

Рис. 24. Сравнительная динамика показателя суммарного балла ШГ у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной” (N=35) депрессией в процессе терапии агомелатином (LOCF)


Рис. 25. Процентное соотношение респондеров при атипичной и „типичной"  депрессии в% б процессе терапии агомелатином (LOCF)

Рис. 25. Процентное соотношение респондеров при атипичной и „типичной”
депрессии в% б процессе терапии агомелатином (LOCF)


Число больных с ремиссией в группе АТ (47,6 %)к концу курса терапии также оказалось несколько выше в сравнении с группой Т (42,9%). Имевшие место в начале терапии жалобы пациентов на тревогу, нарушения сна, соматические проявления депрессии и повышенную чувствительность к проблемам, возникающим при межперсональном взаимодействии полностью купировались. Работающие пациенты отмечали значительное уменьшение физической утомляемости, что способствовало полному восстановлению трудоспособности.

У значительного числа больных (38,1 %) в группе АТ ремиссия достигалась уже на 21-й день терапии, в то время как в этот период в группе Т она наблюдалось лишь у 14,3% пациентов (рис. 26).

Редукция суммарного балла ШГ в группе АТ также несколько опережала редукцию этого показателя в группе Т (рис. 26)

Сравнительный анализ отдельных пунктов ШГ в группах АТ и Т показал, что наиболее выраженные различия имелись в динамике таких показателей как „психическая тревога”, „ранняя бессонница” и „средняя бессонница”. При АТ редукция показателей всех этих пунктов была более отчетливой в сравнении с группой Т (рис. 27,28,29).

Рис. 26. Процентное соотношение больных с ремиссией при атипичной и „типичной" депрессии в процессе терапии агомелатином (LOCF)

Рис. 26. Процентное соотношение больных с ремиссией при атипичной и „типичной” депрессии в процессе терапии агомелатином (LOCF)


Рис. 27. Динамика показателя пункта ШГ „психическая тревога" у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной" депрессией (N=35) в процессе терапии агомелатином (LOCF)

Рис. 27. Динамика показателя пункта ШГ „психическая тревога” у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной” депрессией (N=35) в процессе терапии агомелатином (LOCF)


Рис. 28. Динамика показателя пункта ШГ „ранняя бессонница" у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной" депрессией в процессе терапии агомелатином  (N=35) (LOCF)

Рис. 28. Динамика показателя пункта ШГ „ранняя бессонница” у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной” депрессией в процессе терапии агомелатином (N=35)(LOCF)


Рис. 29. Показатель пункта ШГ „средняя бессонница" у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной" депрессией в процессе терапии агомелатином (N=35) (LOCF)

Рис. 29. Показатель пункта ШГ „средняя бессонница” у пациентов с атипичной (N=21) и „типичной” депрессией в процессе терапии агомелатином (N=35) (LOCF)


Различия в выраженности противотревожного действия агомелатина при АТ и Т, вероятно, можно объяснить особенностями феноменологии этого симптома при атипичной и всех остальных вариантах депрессии. Известно, что для атипичной депрессии характерна реактивность настроения, т. е. оно подверженно влиянию внешних обстоятельств. Соответственно, удельный вес тревоги реактивного характера при АТ гораздо выше, чем, например, при умеренной и тяжелой меланхолической депрессии, при которой симптомы измененного аффекта, в том числе и тревога, мало зависят от внешних стимулов.

Феноменология нарушений сна при АТ также имеет специфику, существенно отличающую этот вариант депрессивного синдрома от других. Гиперсомния, свойственная АТ, часто сопровождается нарушениями засыпания и ухудшением качества сна, в том числе и его глубины. Однако, эти нарушения менее стойкие, чем при других вариантах депрессий, чаще всего их выраженность непостоянна и зависит от событий предшествующего дня и уровня тревоги, как реакции на эти события.

Возможно, особенности клинического действия агомелатина, его выраженный противотревожный эффект и способность восстанавливать нарушенный цикл сон-бодрствование без выраженной седации и дневной сонливости и определяют его высокую эффективность при АТ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.