Российское мультицентровое эпидемиологическое исследование по оценке нарушений обмена глюкозы и других проявлений метаболического синдрома у больных шизофренией


Российское мультицентровое фармакоэпидемиологическое исследование носило наблюдательный характер и не оказывало влияния на назначение препаратов, а также не вводило ограничений по видам терапии. Наблюдение проводилось методом «поперечного среза». Оценка больного проводилась в ходе однократного анкетирующего визита с последующим взятием крови натощак,дальнейшего наблюдения не проводилось. В исследование включались больные с любыми формами шизофрении, в возрасте 18 лет и старше в стабильном состоянии, получавшие терапию одним и тем же антипсихотическим препаратом в течение не менее 3 месяцев и подписавшие информированное согласие на участие в исследовательской программе. В исследование был включен 401 пациент. Пациенты были разделены на две группы в зависимости от основного антипсихотического лечения: «атипичную» и «классическую». Количество пациентов с нарушениями обмена глюкозы составило 23,2%. В группе «атипичного» лечения было больше пациентов с уровнем глюкозы, превышающим 126 мг/дл. Частота дислипидемии составила 62,9% пациентов в группе «классического» лечения и 64,5% пациентов в группе «атипичного» лечения. Абдоминальное ожирение считается одним из главных факторов развития диабета второго типа. В исследуемой популяции абдоминальное ожирение наблюдалось у 30,6% пациентов: у 25,8% пациентов в группе «классического» лечения и у 32,3% пациентов в группе «атипичного» лечения. В группе «атипичного» лечения было больше больных с метаболическим синдромом (25,1%) по сравнению с группой «классического» лечения (19,6%). Различие между группами не было статистически достоверным. Рейтинг препаратов по частоте метаболического синдрома выглядел следующим образом: клозапин (37,1%), оланзапин (31,0%), рисперидон (23,8%), амисульприд (18,4%), кветиапин (16,7%), галоперидол (15,8%).

Результаты анализа согласуются с опубликованными данными других исследований относительно риска увеличения веса и развития диабета или дислипидемии, в первую очередь у больных, получающих лечение клозапином и оланзапином. Амисульприд, кветиапин и некоторые другие атипичные антипсихотики могут быть отнесены ко второй более низкой группе риска.

Больные шизофренией, получающие атипичные антипсихотики, несомненно, должны рассматриваться как группа высокого риска по диабету и сосудистым заболеваниям.

Внедрение в практику нового поколения антипсихотических препаратов оказало существенное влияние на лечение шизофрении. В частности, при использовании этих препаратов отмечено меньше экстрапирамидных побочных эффектов при таком же уровне достижения терапевтического эффекта, что и у традиционных препаратов (Davis и Chen, 2005). Вместе с тем, их применение может сопровождаться нарушениями метаболизма, включая прибавку в весе (Newcomer, 2004), дислипидемию (Меуег и Кого, 2004), а также нарушение обмена глюкозы с угрозой развития или утяжеления сахарного диабета II типа (Мосолов С.Н. 2008; Melkersson и Dahl, 2004). Высокая распространённость ожирения, курения и употребления алкоголя у больных шизофренией способствует тому, что продолжительность жизни у этих больных на 20% меньше, а смертность вследствие сердечно-сосудистых заболеваний стоит на первом месте и встречается в 2 раза чаще, чем в общей популяции (Dixon L. et al., 1999). Повышенная масса тела связана также с общей заболеваемостью и может способствовать определённой стигматизации и дискриминации больных в социуме. Кроме того, наличие соматических заболеваний осложняет проведение адекватной психофармакотерапии. Некоторые атипичные антипсихотики стимулируют аппетит и способствуют увеличению приёма пищи и, таким образом, вызывают увеличение массы тела. Рост массы тела может являться одним из потенциальных механизмов развития сахарного диабета за счёт увеличения жировой ткани, что, в свою очередь, ведёт к резистентности к инсулину, интолерантности к глюкозе и развитию сахарного диабета (Wirshing D. A. et al., 1999, Melkersson К. I. et al., 2000).

По данным последних исследований, проведенных в Италии (Mukherjee et al., 1996), Франции (Casadebaig et al., 1997) и США (Dixon et al., 2000) распространенность диабета II типа у больных шизофренией составляет около 15%, что вдвое превышает общую популяцию. Интерпретация этих данных остается неясной, и может отражать влияние факторов риска, связанных с образом жизни (например, больные шизофрений часто ведут сидячий образ жизни и имеют избыточный вес), с фоновой патофизиологией шизофрении, а также с приёмом антипсихотических препаратов. Определение роли каждого из этих факторов представляет собой важную задачу психиатрической службы с целью профилактики развития диабета II типа у этих больных.

При анализе опубликованных отчетов о случаях возникновения сахарного диабета II типа у больных, получающих терапию атипичными антипсихотическими препаратами (Lean, Pajonk, 2003), выявлено более 50 подобных случаев, в основном связанных с приёмом оланзапина и клозапина. База данных по наблюдению за лекарственными средствами MedWatch Администрации США по Пищевым Продуктам и Лекарственным Средствам (FDA) также содержит множество отчетов о случаях развития диабета в ходе лечения, связанного с приемом оланзапина, клозапина и, в меньшей степени, рисперидона и кветиапина (Koller et al., 2001, 2002, 2003, 2004). В целом, эти явления развивались в течение 6 месяцев от начала терапии, разрешались при ее отмене и возобновлялись при повторном приёме, что позволяет предположить причинноследственную связь с лечением. Хотя развитие диабета зачастую происходит на фоне существенного прироста веса, примерно в четверти зарегистрированных случаев при приёме оланзапина индекс массы тела повышен не был. Особенно тревожит, что диабет часто отмечался у относительно молодых больных. Были предприняты попытки количественно оценить возросший риск диабета на фоне лечения атипичными антипсихотическими препаратами посредством рецептурных регистров. Например, анализ данных регистра US Veterans Administration (Sernyak et al., 2002), охвативший более 35 000 получавших лечение больных, позволил выявить повышение относительного риска развития диабета у больных, получающих оланзапин (соотношение рисков: 1,11 (1,04-1,18)), клозапин (соотношение рисков: 1,25 (1,07-1,46)) или кветиапин (соотношение рисков: 1,31 (1,11-1,55)), но не рисперидона. Аналогичным образом, данные Исследовательской Базы по Общей Практике в Великобритании позволили выявить повышение относительного риска у больных, получающих оланзапин, по сравнению, как с соответствующей подобранной контрольной группой, так и с больными, получающими традиционные антипсихотические препараты (Кого et al., 2002).

Тем не менее, существующие оценки риска ограничены. Большинство данных было получено путём ретроспективного анализа, без адекватного контроля, а также анализа распределения случаев остальных потенциальных факторов риска. Кроме того, основные данные исходили из Северной Америки, где распределение факторов риска, связанных с образом жизни, отличается от Европы, и где практика назначения антипсихотических препаратов также отличается, в частности, вследствие отсутствия на американском рынке некоторых антипсихотических препаратов (например, амисульприд и сертиндол).

По этой причине нами в России проведено мультицентровое фармакоэпидемиологическое исследование диабета, развившегося на фоне лечения и других метаболических расстройств у больных, получающих атипичные антипсихотические препараты. Настоящее исследование ставило перед собой две основные задачи: первая -предоставить ориентировочный показатель частоты метаболических нарушений у больных с шизофренией, получающих антипсихотические препараты; вторая – идентифицировать факторы риска метаболических расстройств.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.