КАТАТОНИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ


Клиническая картина их представлена двумя противоположными картинами двигательных расстройств: состоянием возбуждения и ступором (обездвиженностью, оцепенением). Встречаются два варианта кататонического возбуждения: патетическое и импульсивное.

Патетическое возбуждение возникает менее остро, чем импульсивное. Больные оживлены, много ходят, в определенной степени обнаруживая и речевое возбуждение. В речи много пафоса и черт высокопарности, встречается повторение слов окружающих (эхолалия). Настроение повышенное, но не по типу гипертимии, а имеет характер экзальтации, временами — с оттенком экстаза. Порой наблюдается беспричинный смех. Временами возможны и импульсивные действия. В случаях резкой выраженности этого состояния больные не держат не себе одежду, выбивают из рук персонала подносы с лекарствами, порываются к двери, появляется склонность к агрессии. Возможны галлюцинации и отрывочные бредовые идеи, а также краткие эпизоды заторможенности. Нет клинических оснований называть эту картину растерянностью, так как последняя является симптомом, отражающим недостаточное осмысление окружающего, психическую спутанность при аменции, каковой не наблюдается при данном виде кататонического возбуждения. При резком нарастании всей симптоматики патетическое возбуждение переходит в гебефрено-ка-татоническое. Для него характерны черты нелепой дурашливости, шаловливости, гримасничанье, неожиданные выходки и шутки, надрывный смех, не заражающий окружающих.

Импульсивное кататоническое возбуждение возникает остро. Больной, долгое время лежавший неподвижно, внезапно вскакивает с кровати и устремляется вперед, сокрушая во время бега все на своем пути, с одинаковой яростью нападая на людей и окружающие предметы и разрушая их. Эта слепая агрессия, бессмысленная ярость больных является результатом растормаживания (и даже положительного индуцирования) сложно-безусловных рефлексов глубоких мозговых структур двигательного анализатора и самозащитного инстинкта. Больные кружатся на месте, срывают с себя одежду, разбрасывают пищу. При этом они громко выкрикивают фразы, отдельные слова, нецензурную брань, обнаруживаются повторение слов окружающих, их движений и действий (эхолалия, эхокинезия, эхопраксия), явления персеверации. Предельно выраженное тяжелое кататоническое возбуждение приобретает хаотический характер, становится непрерывным, превращаясь, в сущности, в метание. Движения становятся ритмичными, хореиформными; больные склонны к самоповреж-дению, они уже молчат, не обнаруживаются никакие речевые реакции (безмолвное кататоническое возбуждение).

Ступор — противоположный «полюс» кататонического состояния — проявляется двигательной заторможенностью, мутизмом (молчанием) и мышечной гипертонией. В этом состоянии у больного нарушены все виды деятельности: инстинктивная, автоматизированная и в наибольшей степени — волевая. В скованном, заторможенном состоянии, лишь на короткое время прерываемом двигательным возбуждением, больные могут оставаться в течение многих недель и месяцев. В зависимости от их клинических особенностей выделяется несколько вариантов кататонического ступора.

При ступоре с восковой гибкостью, каталептическом ступоре больные подолгу сохраняют неудобные позы, которые они сами принимают, либо искусственно приданные им. Особым образом согнутая рука, поднятая нога, крайне неудобный наклон тела могут сохраняться в течение многих часов, сутками. Явление каталепсии, возникая первоначально в мышцах шеи и верхних конечностей, затем охватывает мускулатуру туловища и в последнюю очередь обнаруживается на нижних конечностях. Больные в состоянии каталептического ступора, не реагируя на громкую речь и сильные звуки, могут ответить на тихую, шепотную речь, спонтанно растормаживаются в условиях ночной тишины и отсутствия внешних раздражителей, способны в эти моменты к речевому общению — симптом И. П. Павлова, обусловленный наличием парадоксального фазового состояния в коре головного мозга.

Негативистический ступор, наряду с двигательной заторможенностью и мутизмом, характеризуется постоянным противодействием больных любым попыткам изменить их позу, совершить то или иное движение их конечностями. При попытке согнуть им ногу или разогнуть руку больные оказывают сильнейшее сопротивление, сопровождающееся резким мышечным напряжением и фиксацией соответствующей конечности в том положении, в котором застало ее минимальное движение (рефлекс на растяжение) с последующей полной невозможностью как-либо изменить состояние этой части тела. В других случаях попытка сгибания руки или ноги сопровождается тенденцией к разгибанию ее и наоборот, обусловленной ультрапарадоксальным фазовым состоянием нервных клеток. Все это создает исключительные трудности для врачей и персонала при лечении таких больных и уходе за ними.

Ступор с оцепенением характеризуется наибольшей выраженностью двигательной заторможенности и мышечной гипертонии. Больные в таком состоянии подолгу могут лежать в своеобразной внутриутробной позе: ноги согнуты в коленных и тазобедренных суставах так, что колени приведены к животу, руки — в плечевых и локтевых суставах и приведены к груди, челюсти плотно сжаты, губы вытянуты вперед (симптом хоботка). Если такой больной лежит на спине, то голова его довольно долго может не касаться подушки, и между головой и подушкой наблюдается воздушное пространство (симптом воздушной подушки), обусловленный (как и в целом вся эмбриональная поза больного) преобладанием тонуса сгибателей над тонусом разгибателей в условиях резко выраженной общей мышечной гипертонии.

Клинический опыт показывает, что хотя и возможны редкие переходы этих форм ступора друг в друга (даже в процессе синдромокинеза одного приступа), все же чаще та или иная форма ступора более свойственна данному больному и обычно наблюдается у него в течение всего приступа болезни. Впрочем, при нерезкой выраженности всех симптомов (т. е. при субступорозных состояниях) принадлежность данной картины к определенной форме ступора становится относительной.

Все описанные здесь расстройства, несмотря на их различия, являются выражением единого кататонического синдрома, в рамках которого выявляются определенные взаимосвязи между формами возбуждения и ступора. Как показывает клинический опыт, патетическое возбуждение чаще сменяется ступором с восковой гибкостью, в структуре которого наблюдаются также галлюцинации, отрывочный бред и иногда — признаки нарушенного сознания, так что по выходе из психоза больные амнезируют многое из происходившего с ними во время болезни. Именно в связи с этим такую разновидность синдрома называют онейроидной кататонией. Хотя этот термин широко распространен, следует помнить о его условности, так как помрачение сознания при этом типе кататонического синдрома наблюдается не всегда, а если есть, то не обязательно онейроидное, оно может быть и другим по своей структуре. В связи с этим следует считать психопатологически неверной и клинически необоснованной тенденцию рассматривать онейроидное помрачение сознания как признак кататонического синдрома.

Другой вариант кататонического синдрома — люцидная (чистая, прозрачная) кататония — представлена ступором с оцепенением и негативистическим ступором, которые прерываются импульсивным кататоническим возбуждением. Свое название (люцидная) этот вариант получил в связи с особенностью входящих в него ступоров, психопатологическая структура которых свободна от бреда, галлюцинаций и помрачения сознания. В этом состоянии, несмотря на полную обездвиженность, больные обычно ориентированы, сознают и запоминают окружающее и по выходе из ступора хорошо об этом рассказывают.

Церебральным патогенетическим механизмом кататонического синдрома, как на это указывал И. П. Павлов, является пассивное безусловное торможение двигательных элементов головного мозга, в зависимости от силы, распространенности и глубины иррадиирования в подкорковые отделы мозга которого и находится природа отдельных симптомов и синдромов. Так, мутизм является результатом торможения речедвигательного анализатора, ступор с восковой гибкостью — результат растормаживания и индукционного усиления центров статотонических рефлексов при торможении всех выше расположенных уровней двигательного анализатора. При еще более глубоком проникновении безусловного торможения в подкорково-мозговые отделы затормаживаются и структуры статотонических рефлексов, но остаются незаторможенными и индукционно усиленными структуры сложно-безусловных рефлексов тонического характера, определяющие чрезвычайную мышечную гипертонию, в целом — ступор с оцепенением.

Кататонический синдром наблюдается при шизофрении, инфекционных, органических, инволюционных и других психозах, определяя выделение их соответствующих клинических форм.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.