Анализ динамики психопатологической симптоматики


Для оценки влияния сравниваемых препаратов на отдельные психопатологические синдромы проводился анализ динамики суммарных баллов по отдельным подшкалам PANSS (табл. 6).
1c3e413e3b3e32-21.1d1c3e413e3b3e32 21.1d.-47Примечание: статистически достоверной разницы между группами не наблюдалось
*р<0,05; **р<0,01 (по сравнению с фоном, тест Вилкоксона)

Анализ данных, приведенных в таблице, показывает, что сравниваемые препараты статистически значимо не различались по способности редуцировать психопатологическую симптоматику, как по отдельным подшкалам, так и по суммарному баллу шкалы PANSS. Однако в обеих группах отмечалось выраженное статистически достоверное различие по этому показателю по сравнению с фоном, наиболее заметное в группе рисперидона.

В группе рисперидона максимальная редукция суммарного балла по шкале PANSS наблюдалась на 25-й неделе и составила 21 балл (с 75,4±12,6 до 54,4±14,6) или в относительном выражении – 27,9%. Однако к концу исследования происходило постепенное увеличение оценки по шкале PANSS, и к 53-й неделе убыль суммарного балла была 16,8 (21,3%). В группе оланзапина максимальная редукция суммарного балла по шкале PANSS отмечалась на 9-й неделе исследования и была равна 14,3 балла (с 77,6±9 до 61,3±17,6), в относительном выражении – 21%. К концу исследования также имелось некоторое нарастание ее выраженности, и на 53-й неделе убыль суммарного показателя PANSS составила 12,5 баллов (16%). Обращает внимание, что редукция суммарного балла в группе рисперидона была значительнее и более плавно нарастала в процессе исследования. В группе же оланзапина после выраженного уменьшения суммарного балла PANSS в начале исследования, дальнейшего его уменьшения не наблюдалось.

Сравнительный анализ влияния на подшкалу позитивной симптоматики также не выявил статистически значимых различий между рисперидоном и оланзапином. Оба препарата эффективно воздействовали на позитивную симптоматику, при этом наблюдалось выраженное статистически значимое различие по сравнению с фоном в обеих группах. Так, максимальная убыль позитивной симптоматики в группе больных, получавших рисперидон, отмечалась на 37-й неделе и составила 7,3 балла (38,6%), тогда как в группе оланзапина – на 9-й неделе и составила 6,8 баллов (34%). При применении рисперидона уменьшение выраженности позитивной симптоматики происходило постепенно, нарастая в ходе терапии, в группе же оланзапина значительная редукция позитивной симптоматики была преимущественно в начале исследования.

Результаты воздействия антипсихотиков на негативные расстройства (подшкала негативной симптоматики PANSS) были более выражены у оланзапина. Так, максимальная редукция на 9-й неделе составила 2,6 балла (14,3%), в дальнейшем же её тяжесть не уменьшалась и даже имела тенденцию к некоторому усилению и к концу исследования редукция балла по данной подшкале была 1,7 (9,3%). В группе пациентов, получавших рисперидон, происходила постепенная редукция негативной симптоматики к концу исследования, и ее максимальная убыль была равна 2,2 балла (12,6%). В целом, следует отметить, что в обеих терапевтических группах не было обнаружено значительного уменьшения тяжести негативных расстройств.

По способности воздействовать на общую психопатологическую симптоматику отмечалось более выраженное и гармоничное влия-ние рисперидона, постепенно усиливающееся в процессе терапии. Максимальная редукция составила 10,5 балла (27%). При применении оланзапина уменьшение выраженности общей психопатологической симптоматики наблюдалось в первой половине исследования (абсолютная убыль в баллах – 7,4 (18,6%)), а к концу исследования происходило постепенное нарастание ее выраженности.

По влиянию препаратов на когнитивный фактор PANSS (Р2, N5, G10, G11) статистической разницы между препаратами не выявлено. Однако в группе пролонгированного рисперидона отмечалась статистически достоверное различие по сравнению с фоном на 25-й и 37-й неделях. На этих же неделях терапии отмечалась максимальная убыль, которая составила 2,8 балла (28,3%). В группе оланзапина статистически значимые различия по сравнению с фоном не наблюдались. Максимальная редукция была на 25-й неделе и составила 2,1 балла (22,8%).

Таким образом, проведенный анализ полученных данных показал, что пролонгированный рисперидон обладал более гармоничным воздействием на все группы симптомов, и его эффективность постепенно нарастала в процессе терапии. Эффективность применения оланзапина была наиболее выраженной на 5-й и 9-й неделях исследования, а к концу происходило нарастание выраженности всех групп симптомов, однако также не достигающее первоначальной выраженности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.