Введение в тему: «Сравнительная эффективность длительной терапии инъекционным пролонгированным рисперидоном и пероральным оланзапином у пациентов с шизофренией и шизоаффективным расстройством (открытое рандомизированное исследование)»


В исследование было включено 40 амбулаторных пациентов с диагнозом шизофрении и шизоаффективного расстройства по МКБ-10, с суммарным баллом по PANSS не менее 60. Больные были рандомизированы в две терапевтические группы пролонгированного рисперидона и перорального оланзапина (по 20 человек в каждой). Для оценки эффективности учитывалось число пациентов, прервавших исследование, количество респондеров, к которым относились больные с 20% редукцией психопатологической симптоматики клинической, проводилась оценка с использованием шкал CGI-S, PANSS, оценивалось соответствие современным критериям ремиссии и социальное функционирование по шкале PSP. 60% пациентов в группе рисперидона пролонгирванного действия и 55% в группе оланзапина завершили исследование (оценка Каплана-Мейера, р>0,3). Среднее время прекращения терапии по всем причинам было 224 (SD±85,4) дней для пролонгированного рисперидона и 156,3 (SD±127,4) дней для оланзапина (р<0,05). Число респондеров в группе пролонгированного рисперидона было 75%, в группе оланзапина — 50%. 60% пациентов, получающих пролонгированный рисперидон, и 50% пациентов, получающих оланзапин, достигли симптоматического критерия ремиссии. Отмечалась выраженная статистически достоверная редукция суммарного балла PANSS, а также редукция балла по отдельным подшкалам по сравнению с фоном в обеих группах (р<0,001). Рисперидон был несколько более эффективен в отношении редукции позитивной и общепсихопатологической симптоматики, а оланзапин — в отношении негативной. Однако статистических различий по этим показателям между группами выявлено не было. Улучшение социального функционирования по шкале PSP составило 12,9% для пролонгированного рисперидона и 15,1% — для оланзапина. Оба антипсихотика обеспечивали эффективный контроль над психотическими расстройствами, включая позитивные и негативные симптомы, а также положительно влияли на социальное функционирование.

Значительная часть пациентов, получающих антипсихотическую терапию и расцениваемых врачами как симптоматически стабильные, не достигают оптимального уровня функционирования (Капе J.М., 1999). К наиболее известной причине ограничения эффективности психофармакотерапии можно отнести несоблюдение режима терапии. Более 35% пациентов начинают нарушать режим терапии в течение первых 4-6 недель лечения, а в течение двух лет только 75% больных частично соблюдают рекомендованный режим (Bloch Y.etal.,2001).

Важным достижением в терапии шизофрении явилось создание в 1960х годах депонированных антипсихотиков. Как известно, препараты пролонгированного действия обладают по сравнению с обычными лекарственными формами рядом преимуществ, одним из которых является уменьшение суточных колебаний плазменной концентрации препарата, что обеспечивает повышение эффективности и безопасности (Kane J. М. et al., 1998). Другим объективным преимуществом пролонгированных препаратов является полный контроль за соблюдением режима терапии. Более того, в некоторых исследованиях показано, что депонированные формы более эффективны, чем свои пероральные аналоги (Davis J. М. et al., 1994).

До последнего времени все пролонгированные формы были представлены традиционными нейролептиками и несли в себе все недостатки этого класса, включающие низкую эффективность в отношении негативных симптомов и когнитивных нарушений, плохую неврологическую переносимость, что ограничивало их применение.

Антипсихотики второй генерации превосходят традиционные по эффективности при длительной терапии, снижая частоту обострений, обладают антинегативным действием и практически не вызывают экстрапирамидных побочных эффектов (Csernansky J. G. et al., 2002). Вместе с тем, ожидания улучшения комплайенса и снижение уровня рецидивов при длительной терапии атипичными антипсихотиками нельзя считать в достаточной мере оправданными.

Пролонгированный рисперидон первым объединил в себе преимущества дюрантной формы с эффективностью и безопасностью атипичных антипсихотиков. В нескольких двойных слепых плацебо контролируемых исследованиях подтверждено, что препарат уменьшает выраженность симптомов шизофрении и хорошо переносится пациентами (Kane J. М. et al., 2003).

К настоящему времени проведено множество сравнительных исследований антипсихотиков второй генерации с использованием различных параметров эффективности. В некоторых из них помимо сходств были выявлены и существенные различия в профилях эффективности и безопасности представителей данной группы (Gureje О. et al., 2002; Но В. et al., 1999; Purdon S. E. et al., 2000; Volavka J. et al., 2002). Например, в исследовании CATIE (Lieberman J. A. et al., 2005) было выявлено, что оланзапин превосходит другие препараты по длительности периода до прекращения терапии, что является одним из важнейших интегративных показателей эффективности при длительной терапии шизофрении.

Таким образом, представляется актуальным исследование эффективности, переносимости и социального функционирования при длительном применении первого пролонгированного атипичного антипсихотика рисперидона и оланзапина у больных шизофренией и шизоаффективным расстройством.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.